Контакты

Елена
+375 29 567 66 65 (MTC)
+375 25 653 81 63 (life:)
Skype: Nesterka6
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. 

Категория: Статьи

Расследование одного убийства, или К психам на Ягуаре - Глава 3

Печать

Глава 3 

В середине вечера Анечка она в свой сотовый телефон, чтобы узнать время.

–  Ой, Лерка, а как же тебе искать? Сколько лет прошло! Что ты там узнаешь? А, нет! Узнаешь, если хорошенько подумать, что искать и что у кого спрашивать… А покажи-ка ты мне эту штуку.

Лера принесла часы, как они и были найдены в ящике с бумагами – завернутые в клочок оторванной записки. Анечка отодвинула тарелку с салатом и курицей («я, как выпью, так люблю закусить!»), вытерла салфеткой не такие уж грязные руки и осторожно развернула часы.

–  Да, Лерочка, ты делаешь правильно, что ищешь этого человека. Может, хоть что-то расскажет тебе. Но его ж нет, и что ты будешь делать теперь?

–  Объеду психдиспансеры, их у нас в городе не так уж и много.

–  Эти психи такие странные.

–  Психи… да… Ты о каких психах? 

Анечка рассказала, что не так давно начала сотрудничать с институтом психического здоровья. По своей доверчивости и доброте она согласилась работать у них патентоведом по совместительству.

–  Ой, Лерочка, какие это хорошие люди, такие вежливые, такие добрые!

–  Ну, такие уж и добрые, у тебя все добрые.

–  Нет, я правду говорю. Только знаешь, они странные немного…

–  Это как? – спросила Лера, и у нее в голове уже построилась некая схема о связи направленности деятельности института с адекватностью его научных работников.

–  Понимаешь, почти у каждого работника есть в столе бутылочка с лекарством, маленькая такая. И вот они время от времени достают свою бутылочку и выпивают из нее глоточек.

Как узнала Анечка из своих источников, сотрудники института психического здоровья изобрели некое успокаивающее средство, и пили его всякий раз, когда нервничали. А так как для опытов у них были только крысы, а «человеческого материала» им никто не дал на испытания, то они решили сие средство испробовать на себе. До Анечки также дошел слух, что этот изобретенный препарат может привести к импотенции… 

Лера живо представила «добрых» людей, тихонько достающих из «шуфлядок» (как говорила Анечка) своих столов пузырьки с чудодейственным средством и делающих из них несколько глотков. При этом на лицах у серьезных дяденек и тетенек витает блаженная улыбка. Сначала Лера от души посмеялась, а потом подумала о том, что эти же люди проводят и другие опыты, с другими препаратами, исследуют каких-то больных. Вот что они могут исследовать, когда сами ненормальные?!

Тут же вспомнился анекдот о психиатре, к которому пришел пациент.

–  Что вас беспокоит?

–  Вы понимаете, я чашечки чайные люблю.

–  Ну-ну, хорошо, я тоже их люблю, и что же?

–  Так я их есть люблю, особенно ручки!

–  Да-да, голубчик, я тоже считаю, что ручки – самое вкусное!

***

Обзвонив несколько заведений, Лера узнала, что женщина по фамилии Шмелева нигде из них не значится. Значится, в списках не значится... как говорили на фронте. И что теперь? Бросить все дело, начатое с таким запалом, с «засучиванием» рукавов, с чисткой оружия и сбором патронов про запас? С развернутым планом действий и мщения злодею, погубившему родного человека, самого родного!

Еще одна попытка. Снова поговорить с Татьяной, живущей в квартире Шмелевых. Нет! Не одна! Последней инстанцией будет все же отдел кадров санатория, в котором работали и отец, и Шмелев, – для выяснения любых, даже незначительных данных об этом человеке.

Снова ехать в санаторий не пришлось, потому что Татьяна Ивановна и сама позвонила Лере через несколько дней, чтобы сообщить о появлении во дворе дома еще одного любопытного человека. То есть, она сказала не так.

–  Валерия, вы просили позвонить, если я что-нибудь вспомню. Так вот. Я не вспомнила. Но ко мне приходил один мужчина, который так же, как и вы, спрашивал о Шмелевых.

–  И что вы ему ответили?

–  То же, что и вам. Что муж пропал, а жена в какой-то больнице.

–  Татьяна, вы совсем-совсем ничего не вспомнили? Может, все же…

–  Нет, –  отрезала Татьяна. – Ни-че-го!

И тут у Леры внутри головы что-то произошло – вот проклятая весна! В голове – щелк, а в груди – холодок пробежал какой-то. Как будто где-то близко замаячил просвет наподобие солнечного луча, который в темном лесу пробирается через дремучие лапы елей, и нужно только определить, с какого боку подойти, чтобы безболезненно обогнуть эти колючие лапы и не пораниться, и не навредить себе, и не закрыть случайно этот луч, нечаянно заслонив другими ветками.

–  Подождите! – почти крикнула она. – Татьяна, дорогая, можно к вам подъехать еще раз? Только на две минутки, пожалуйста!

Она мчалась и от нетерпения покусывала губы. Решая важные вопросы или думая над очередной статьей, она то и дело кусала губы, крутила в пальцах кусочки бумаги, оторванные от каких-нибудь несчастных листов, и еще дергала уши. Вот умора, если со стороны посмотреть! Сейчас ни крутить бумажки, ни дергать уши она не могла, потому что была за рулем. Оставалось только кусать губы.

У Татьяны она попросила документы на квартиру. Та, конечно, упиралась, что-то бурчала, но, поняв, что непрошенная гостья все равно не отстанет (упрямая бестия!), принесла папку.

В ней был договор на куплю-продажу, технический паспорт, план квартиры, еще что-то. Квартира ранее была оформлена на Василия Шмелева. Лера пересмотрела все очень внимательно и наконец, нашла то, что искала – в копии паспорта хозяина квартиры на страничке о регистрации брака была указана фамилия его жены – Серова! Она же могла и не менять фамилию, выйдя замуж – многие так делают.

Лера рассыпалась в поклонах перед Татьяной и выскочила из подъезда. Та только пальцем у виска покрутила – вот какие бывают сумасшедшие!

Теперь Лера была уверена – все не зря, все как надо! Она снова стала обзванивать диспансеры и «психушки», засев на диван с трубкой домашнего телефона. Одним регистраторам она врала, что пропала родственница, и ее уже ищет милиция, и не могли бы они просмотреть списочки больных, в другом заведении придумала что-то про бабушку. А где-то сказала, что ушла родная тетя, и теперь ее уже два дня нет, на что ехидная регистраторша ей ответила что-то типа «если у вас нету тети, то вам ее не потерять»…

В конце концов, кто-то (самизнаетекто) сжалился над ней, и на том конце провода ей сказали: «Здесь ваша тетя, приезжайте». Это был действительно психиатрический диспансер, расположенный на улице Бехтерева.

Ехать в «психушку» Лере одной было страшновато – как-никак психи ж кругом, вдруг что-нибудь… какой-нибудь Наполеон признает в ней Жозефину и набросится?

И Лера обратилась к Веронике – все же человек проверенный и не такой эмоциональный, как Анечка, например… Тем более что Вероника знала Леру очень хорошо, даже не сказать «как свои пять пальцев», а скорее – как себя всю – с головы до ног! И, главное, то, что бывает в изломанных воспоминаниями Лериных мозгах, тоже знает. И про рассеянность, и про забывчивость, и про разные казусы, постоянно преследующие Леру в ее нескучной жизни.

Дело в том, что Лера была настолько творческим человеком, что при слове «Здравствуйте» –  у нее могли произойти в голове такие пертурбации, от которых их хозяйка могла забыть, что делала минуту назад. Например, они однажды вместе купили на рынке новую сумку для Леры и сели в маршрутку, чтобы ехать в город. Отдышавшись после шопинга, Лера стала рассматривать покупку и перекладывать в нее содержимое из старой сумки.

Сумка очень нравилась, подруги, довольные, вышли из метро, и Лера, не жалея, выбросила старую сумку в мусорную урну – она вообще не жалела старые вещи, как не жалела и о прошлом. Ну, вот какой смысл жалеть, если не воротишь, как говорится?..

Вот выбросила и забыла. И день пошел своим чередом: сбор материала для журнала (тогда они еще выпускали журнал республиканского масштаба и заламывали на него такую цену, что Космополитену и не снилась!), верстка, подпись документов…

А вечером, уже за ужином, она вдруг подумала о том, что при перекладывании всяких мелочей из старой сумки в новую она почему-то не увидела своего паспорта! Вероника, как обычно, назвала ее «безмозглым созданием».

Они уже успели немного поесть и выпить, но решили, что откладывать нельзя! Быстро оделись и потрусили к метро, где в каменной урне должна была покоиться выброшенная старая сумка.

В урне сумки не оказалось, тогда они вошли в метро и, глядя нетрезвыми и жалостливыми глазами на тетеньку-контролершу, спросили, забирали ли сегодня мусор (хоть и так было понятно, что забирали). Она ответила, что это печальное событие произошло час назад.

Лера с Вероникой, сильно расстроенные, шли обратно, но последнюю осенила ценная мысль: нужно узнать, КУДА его увезли! Тетенька-контролер не удивилась, увидев их снова, и ответила, что недалеко от общественного туалета возле метро есть огромные мусорные контейнеры, в которые и уносят поначалу весь мусор из бачков, что стоят возле стеклянных дверей метро. А потом уже его забирают на городскую свалку, и это происходит в шесть часов утра.

Уффф! Есть время, подумали синхронно обе и с надеждой в сердце браво пошли к контейнерам.

На улице уже стемнело.

–  Слава богу, – сказали они в один голос. Все же неприятно копаться в мусорных контейнерах при свете!

Но в темноте был и минус – найти сумку в зловонном содержимом было совершенно невозможно. Девчонки вооружились какими-то палками с ближайших куч, оставленных после ремонта близстоящего здания, и пошли на врага.

Трудно описать все унижение, испытанное ими, когда мимо шли запозднившиеся прохожие и вдруг видели при свете отдаленного фонаря двух симпатичных хорошо одетых молодых женщин, неистово копающихся в мусоре. Трудно передать, как на них посмотрели пришедшие «на работу» местные заслуженные бомжи и стали прямо-таки гнать палками их от своих родных контейнеров – ведь, как известно, на каждого бомжа в городе приходится свой участок мусора!

Шел второй час изнурительной работы в мусорном многообразии (причем, бомжи вскоре прониклись сочувствием и стали помогать бедолагам), как Вероника спросила у Леры, как давно она видела бухгалтера и отдала ли ему договоры. Лера постояла, подумала… отошла от вожделенных контейнеров и побрела по дороге к дому.

–  Эй, подруга, ты что, передумала искать паспорт? – закричали ей вслед уже ставшие родными бомжи.

Вероника догнала ее и резко остановила. Она все поняла.

–  Вспомнила, бестолковая ты женщина?! – прошипела она.

Паспорт был отдан бухгалтеру два дня назад – нужна была копия для каких-то документов.