Контакты

Елена
+375 29 567 66 65 (MTC)
+375 25 653 81 63 (life:)
Skype: Nesterka6
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. 

Категория: Статьи

У девочек были свои секреты - Что-то пишу

Печать

Обе понимали, что это не так. Если бы дело было в вожатом, Вовка собрал бы всех. Тут что-то не то. А вернее, то самое. Лера ведь давно замечала, как он смотрит на ее подругу. Было непривычно, и даже немного страшно. Ведь столько лет дружили. И вот, на тебе!

- Ладно, Свет, Вовка в тебя влюбился, не понимаешь, что ли?
- Ага, и, кажется, давно.
- А ты? Как ты?
- Ну, что я… Он мне, конечно, нравится.
- И? Может, вы уже целовались?
- Ты что?!
- А что тут такого? Мы же не маленькие уже.

Подруги притихли, каждая думая о своем. Света, наверное, о Вовке, Лера – о Свете. Ну что ж это такое? Если они начнут встречаться по-настоящему, что будет делать она, Лера?! А Света была серьезной, очень серьезной девочкой. Если уж она согласится на этот «лагерный роман», то все свободное время она будет посвящать Вовке, самому умному мальчику в лагере, вожаку стаи.
Останется просто смотреть на них, наблюдать и ждать встречи со Светой. Вот интересно… Лера видела, как задумчивы глаза Светы под толстыми стеклами очков. Слепуха…

Ну, вот чем хороша? Чем она так нравилась ему? Светловолосая, невзрачная, и такая беззащитная… Нашел бы себе красавицу какую-нибудь…

Раздался звук горна. Все, пора спать. По дороге в отряд девочки молчали, только Лера взяла Свету за руку и пожала ее, как бы ободряя: не бойся, я с тобой.

Уже лежа в постели, вытащила из-под одеяла и протянула к ней руку, Лера взяла ее. Рука была холодной и какой-то вялой, уставшей. Лере так захотелось погладить ее, прижать к своему лицу, и она погладила, и прижала… 

Несмотря на жаркий июнь, палаты были еще сырыми и пахли краской. Постели – холодными, простыни казались влажными и колючими от крахмала. 

Девочки разобрали постели и улеглись – их кровати были, конечно, рядом. Так было всегда – кто из них первый входил в палату, появляясь в лагере, сразу занимал две стоящие рядом кровати. 

*

Еще в прошлом году, готовясь ко сну, они снимали со стоящих пирамидками подушек шелковые галстуки и аккуратно вешали их на спинки кроватей. Галстуки были святыней, чем-то таким, которое нельзя потерять. Ими можно было только поменяться - в знак самой крепкой дружбы. 

А несколько лет назад вообще все было совсем по-другому. Галстуков не было, были октябрятские звездочки – у кого какие. У Леры была обыкновенная, из желтого металла, лучи красные, в середине кружочек с Володей Ульяновым. 
Но она видела, как Таня Петрова перед сном украдкой целовала свою редкую, пластмассовую звездочку, маленькую и прозрачную, похожую на рубиновый камень в кольце старшей пионервожатой. И бережно, как некую реликвию, клала ее под подушку. Где они только продаются, эти звездочки и сколько они стоят? - думала тогда Лера и потихоньку завидовала.

Но вот случилось желанное таинство – Леру, вместе со всем классом однажды весной, в день рождения Владимира Ильича Ленина, наконец, приняли в пионеры. Праздник был необыкновенный! Ведь все, все мечтали об этом. Стать пионерами – значило стать взрослыми. А уж про комсомол школьники просто грезили. И уже, украдкой друг от друга, учили текст-присягу комсомольцев. Но это было потом… 

Лера помнила, как бежала домой после вступления в пионеры, ожидая, что ее встретят и поздравят родители. И как упало сердце, когда увидела, что им-то как будто глубоко наплевать – на все, на ее праздник, на то, что она стала взрослой. Они просто сидели в какой-то компании за столом и весело разговаривали. А, увидев Леру, обрадовались. Но, как оказалось, совсем забыли, что именно сегодня ее должны были принимать в пионеры. Лера опешила! Как же так? Она ждала этого так долго! «Я, перед лицом своих товарищей, торжественно клянусь…» 

И что? Всем все равно?! Она пошла к себе и там, в комнате, где были лучшие друзья – книги – кусала губы, сдерживала слезы. Только бы не заплакать! Пришел папа. Сказал: «Ну что ты, доча, я помню. Я поздравляю тебя, ты теперь у нас взрослая». И тут она все-таки заплакала.

*
У девочек были свои секреты. Всегда. Даже когда они говорили ни о чем, старались говорить это шепотом, потому что даже шепот считался их секретом. 

И вот этим летом появился Вовка Лемешевский. То есть, раньше он тоже был, но был просто мальчиком, другом, таким же, как и все. А сейчас стало ясно – он почти взрослый, довольно симпатичный парнишка. Не сказать, что очень красивый, не сказать, что очень умный. Но – вожак стаи.

И несколько девочек сразу же влюбились в него. Потому что говорил он всегда по делу, да и говорил-то редко. Никто ни разу не слышали от него ни одного матного слова, тогда как многие ребята, стараясь показаться взрослыми, употребляли всякие-разные неприличные слова, не понимая, что они-то, эти слова – воспринимались как раз как признак «малолетства». А еще Вовка никого не боялся, даже Железяку.

Лера со Светой в это лето как будто увидели Вовку в первый раз и стали присматриваться – хотя что тут присматриваться, сто раз видели его веснушки и серые глаза. 

Нет, Лера и не думала влюбляться, еще чего! Но сразу заметила, что подруга все больше молчит, когда о нем заходит разговор. Стало тревожно на душе. И что, теперь все время Света будет думать о нем, о мальчишке?

А еще и всеми любимый лагерный фотограф, Евгений Петрович, заметил эту дружбу и старался сфотографировать их вместе в любых ситуациях. Он был сосредоточен, как будто делал снимки необыкновенной важности. И вот – пожалуйста, получите – Света и Вовка на фоне колоколов Хатыни, куда Лера не попала по какой-то причине. Вот Света и Вовка на Минском море, на заднем плане – волны и чайки. И небо голубое, как положено. 

А Лера? Где она? Да, ее снимок попал в газету «Знамя юности», да, ее стихи напечатали в литературной рубрике. Но ей не это надо было, не это! Ей надо было быть рядом со Светой. Кстати, снимок получился неважный – нос длинный, взгляд исподлобья…